Reply to this topicStart new topic

торговое оборудование челябинск, холодильное оборудование, универсальные стеллажи, торговые, платежные терминалы, прилавки, стеклянные витрины, стелажи, автоматизация, производство, кассовые аппараты, касса, торговый дизайн челябинск, торговый дом ал

Гость
Отправлено: Dec 9 2007, 08:05 PM
Quote Post


  Unregistered









«Торговый дизайн»: искусство быть первым

Успех приходит к тем, кто не боится действовать. Ведь только пройдя собственный нелегкий путь проб и ошибок, можно добиться того, к чему стремишься, – считает Дмитрий Михеев.

«В 1993 году, когда я закончил вуз, – выяснилось, что стране с разваливающейся экономикой инженеры-специалисты по роботам не нужны. Время призвало в первые ряды людей быстрых, смелых и рискованных, – тех, кто не боялся действовать. Рынок был совершенно диким; каждый поступал так, как считал нужным и правильным. Но и риски были сравнимы с возможностями. Поэтому относительно просто было тем, кто не боялся рисковать, видел потребности людей и догадывался, как их удовлетворить. Именно «догадывался», – ведь примеры успешного бизнеса отсутствовали, а новый порядок был неизведанным, мало кто знал что-то наверняка. В таких условиях огромное влияние на меня оказали произведения Ли Якокки, Теодора Драйзера и, может быть, это прозвучит смешно, –…«Незнайка на Луне». Они стали первыми ориентирами, которые во многом определили мой бизнес-путь», – вспоминает известный челябинский бизнесмен, генеральный директор компании «Торговый дизайн» Дмитрий Михеев. Компания, созданная им, является лидером местного рынка торгового оборудования и во многом задает темп и ритм его развития. Первым и единственным в отрасли этот человек осуществил равноправное слияние своей компании с крупной московской. Первым он взялся не только за продажу оборудования, но и освоил производственную нишу. Первой же его компания открыла для челябинских бизнесменов сегмент холодильного оборудования…

- Дмитрий Викторович, расскажите, как все начиналось, почему вы выбрали именно эту сферу?
- В студенческие годы я запоем читал редкие в те времена произведения западных авторов по теории бизнеса. И мне это нравилось; внутренний голос говорил, что это мое, именно этим я хочу жить. Так и вышло, небольшого толчка оказалось достаточно… Скорее, это был просто риск, смешанный со стремлением самореализации. Бред, происходивший в стране, был в самом разгаре, я ясно понимал, что конструировать и изобретать теперь уже нечего, это попросту никому не было нужно.

В 1993 году я открыл фирму «Эффорт», которая занималась поставками на местный рынок канцелярских товаров. Помню, тогда мы привезли в Челябинск первые штемпельные приборы, о которых здесь практически никто и ничего не знал. Продажи этих приборов дали мне первый опыт в сфере промоушн. К концу 1993 года компания «Эффорт» переехала в собственный офис; в ней появились первые наемные сотрудники.

Компания динамично росла, и однажды передо мной встал вопрос: куда двигаться дальше? Ответ пришел сам собой: нам не на что было ставить красивые папочки, ручки, альбомы и блокнот, которыми мы торговали. В регионе просто не было предложения торгового оборудования. Я до сих пор не забуду, как тогда торговали: на рынках – с ящиков и коробок; в магазинах – со старых витрин с лопнувшими, заклеенными скотчем, стеклами. Впрочем, и очевидной потребности в этом оборудовании тогда не было. В разгаре был товарный дефицит. Клиенты сетовали: мол, вы лучше товар дайте.

- Но если направление было невостребованным, почему вы от него не отказались?
- Интуиция подсказывала мне, что игра стоит свеч. Я люблю красивые вещи; мне нравится, когда атмосфера общественных мест притягивает людей и доставляет им эстетическое удовольствие… Видимо, тогда мне просто хотелось изменить ту серую действительность в лучшую сторону. Кроме того, расхожим в те дни было нелицеприятное мнение о торговле и о людях, работающих в этой сфере, как о ворах, хапугах и рвачах. Внутренне я всегда чувствовал несправедливость этого отношения. Поэтому и миссия нашего первого предприятия была сформулирована так: «Изменить отношение к торговле и сделать ее очагом культуры». Стремясь реализовать ее, мы усердно работали, и вскоре у нас появился первый клиент – магазин «Мечта», во главе с современной и продвинутой женщиной-директором.

- Судя по тому, что вы говорите, человек вы принципиальный. Какие принципы исповедуете в жизни и в бизнесе?
- Как в жизни, так и в бизнесе принципы одни. Во-первых, я очень ценю свое имя и имя своей компании. Я уверен, что безупречная репутация сыграла не последнюю роль в преодолении всех пережитых нами кризисов. За все это время мы ни разу не «кинули» ни одного партнера или клиента. Помню, в 1998 году я перевел все свои счета в банк «СБС-Агро», а собственник банка, улизнул с моими деньгами и деньгами компании. Я остался не только без оборотных средств, но и оказался должен огромную сумму денег своим партнерам и поставщикам. Сложные были времена: часть команды ушла; фактически пришлось начинать все с самого начала. Что тогда помогло выстоять? Наверное, принципиальная позиция. Зная, что нет ничего невозможного, я не хотел сдаваться, я искал возможности для преодоления сложностей.

Во-вторых, я понимаю, кто платит деньги. Поэтому, как бы мы ни гордились тем, что нашей компании четырнадцать лет, – да не важно, хоть три года или тридцать пять лет, – важно, платят тебе твои клиенты, или не платят. Конечно, нужно помнить и с должным уважением относиться к истории компании. Но значение имеет лишь то, что происходит здесь и сейчас. Ведь клиент платит только тогда, когда мы даем то, что ему нужно. Такой простой принцип! К сожалению, люди часто забывают о нем, не замечая, как много в итоге теряют. Это отнюдь не значит, что мы должны стелиться перед клиентом. Дело в другом: если какие-то причины не позволяют удовлетворить запросы заказчика, основной задачей для меня и всех сотрудников «Торгового дизайна» становится поиск путей ее решения.

- Вы говорили о том, что в момент кризиса часть людей ушла из компании, но ведь часть осталась. Сегодня в «Торговом дизайне» есть ядро сотрудников, которое работает с самого начала?
- Да, такое ядро есть. Но это не значит, что мы масонская ложа, которая делает что-то втайне от других. Это проверенные люди, на которых можно положиться, как на партнеров и доверить определенные процессы.

- То есть, случайных людей в компании нет?
- А что такое случайный человек? Бизнес – не семья. Это, прежде всего, предприятие, цели и задачи, структура и методы управления которого со временем меняются. Точно так же меняются люди. Иногда они развиваются быстрее, чем компания, иногда – медленнее. Те, кто растет быстрее компании, обычно уходят, потому что видят для себя какие-то другие возможности роста. И это нормально. Очень часто я сам помогал таким сотрудникам найти новое, более перспективное место работы.

Другая категория людей предпочитает спокойно трудиться в сильной и стабильной компании. Обычно у таких сотрудников нет неуемных личных амбиций, – они просто хорошо знают свою работу и умеют выполнять ее надлежащим образом. Именно на этом этапе, когда люди делают свою работу хорошо, они становятся полезны компании, а компания – полезна им.

Но когда компания принимает новую амбициозную стратегию; входит в следующую фазу развития и делает определенный рывок, бывает, сотрудники, привыкшие к стабильности, не принимают этого, потому что не привыкли рисковать. Ситуация начинает требовать от них большего объема знаний и, что самое главное, готовности двигаться в новом направлении; сотрудники же не готовы к этому и требуют от компании стабильности. Так цели и задачи компании не совпадают с целями и задачами сотрудника; и если они не достигают компромисса, им приходится расстаться.


- Совсем недавно компании исполнилось четырнадцать лет. Если сделать срез «здесь и сейчас», чего вам удалось добиться за это время?
- Еще в 2005 году наша компания называлась «Аланта». Эта торговая марка никуда не исчезла, а лишь перешла в производственное подразделение холдинга. Сегодня мы добились значительной доли уральского рынка и заработали большой авторитет среди российских компаний. Одним из самых больших достижений я считаю то, что у нас появились великолепные надежные партнеры – международная компания «Торговый дизайн». Это крупная и очень успешная международная компания, которая не работает с кем попало. Нашему объединению на протяжении десяти лет предшествовала работа бок о бок. Сначала мы выступали как дилеры и партнеры «Торгового дизайна»; теперь же стали совладельцами в одном холдинге. И это был именно тот случай, когда две достойные друг друга лидирующие компании, предварительно просчитав все «плюсы» и «минусы», объединили свои усилия и выиграли вместе. Достаточно отметить, что прибыль и капитализация компании выросли в разы.

Ощутили положительные последствия объединения и наши клиенты. Ведь теперь в Челябинске локализовано большое количество ресурсов, которыми они могут пользоваться: огромный товарный запас на складе; очень короткие сроки поставки; самый широкий в регионе ассортимент продукции практически по заводским ценам. Кроме того, стала гораздо более слаженной работа сервиса; теперь для решения проблем клиента мы можем использовать профессиональные знания сотрудников любого подразделения «Торгового дизайна», а их у компании двадцать семь, – в том числе, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Самаре, Тюмени и других. Важно и то, что вместе с оборудованием мы приносим на южноуральский рынок и новые технологии производства продуктов питания, магазиностроения, и незнакомые местным предпринимателям виды бизнеса. Наши люди постоянно обучаются в столице и на Западе и активно применяют полученные знания на благо наших клиентов здесь. Регулярно, раз в месяц, мы проводим мастер-классы по общепиту, с участием шеф-поваров и технологов, где они рассказывают о возможностях нового оборудования как нашим сотрудникам, так и клиентам. Минимум два раза в год мы проводим семинары и тренинги, направленные на повышение квалификации персонала. Я не говорю уже о тренингах по продажам, – это просто норма. Следующей нашей задачей в рамках кадровой политики будет формирование в компании системы наставничества.

- Объединение с «Торговым дизайном». Это первый и пока единственный подобный прецедент на местном рынке. Но ведь явных предпосылок к укрупнению в этом секторе тогда еще не было. Чем был обусловлен такой смелый шаг?
- К пониманию необходимости объединения я пришел в 2002 году в ходе своей командировки в США. Там я увидел, как строится и развивается подобный бизнес; американские коллеги продемонстрировали мне преимущества работы слившихся корпораций. Приехав в «Торговый дизайн», я предложил руководителям этой компании создать совместное предприятие. Мое предложение было подкреплено убедительными доводами, что и привело к слиянию наших компаний.

- В каких сегментах рынка торгового оборудования вы сильны, и на какого клиента нацелена работа вашей компании сегодня?
- «Торговый дизайн» относится к числу немногих компаний, которые сохраняют определенную универсальность. Мы работаем во всех ценовых сегментах, но главными остаются средний сегмент и нижний сектор высокого. Основными же направлениями нашей работы являются: холодильное оборудование, торговое оборудование для баров, ресторанов, кафе, предприятий общепита и пищевых производств. В этих сферах мы занимаем наиболее сильные позиции. И неспроста. Мы первыми начали продвигать в регионе оборудование этих сегментов. В 1996 году я понял, что само по себе такое оборудование не продается, плюс к этому, клиентам необходимо дать технологии, понимание процессов, формировать у них иную ментальность. Специально для этого мы организовали отдел, что позволило к 1998 году выйти на ощутимые обороты. Конкуренты стали делать это намного позже. Поэтому я так уверенно и говорю, что у нас работают лучшие технологи с богатейшим опытом. А, например, в таких сегментах, как холодильное и стеллажное оборудование, мы сами являемся производителями. В структуру холдинга «Торговый дизайн» входит несколько заводов, производящих продукцию таких известных в России марок, как Crispy, Italfrost, Staler. (Ненадолго задумался). Мы, и правда, сделали очень многое для развития этого рынка. Возможно мы могли сделать больше.

- Первыми начали заниматься канцелярией, первыми поставили на поток холодильное оборудование, первыми провели слияние. Не слишком ли вы агрессивны в бизнесе?
- Дело не в агрессии, просто я очень люблю инновации. Это зачастую и заставляет меня «бежать впереди паровоза» и собирать много шишек. Но ведь это интересно, – в этом и состоит наша жизнь. Конечно, можно не рисковать и не заниматься инновациями. Ряд консервативных компаний идет именно этим путем. На мой же взгляд, что еще делать, как не рисковать? И это сознательный выбор. Хотя, конечно же, риск сегодня уже несколько другой, он более уравновешенный и предсказуемый. А раньше, когда в России сложно было прогнозировать самые незначительные вещи, он был бесшабашным. Налоговое законодательство менялось каждый месяц; практически каждый день государство вводило новые правила игры; не давал покоя криминал; а честность и порядочность можно было найти только на страницах журналов… Кстати, именно в то время и было сделано многое. Не только правильных ходов, но и серьезных ошибок.

- А как вы относитесь к ошибкам, которые допускаете?
- Если я их повторяю, значит, поступаю глупо. Если же, благодаря ошибкам, я делаю выводы, они становятся уроком, необходимым, чтобы понять что-то важное. Тому же самому я учу ребят, которые работают в компании. Нужно понимать, что каждый день жизнь преподносит нам уроки. Не принимать их, обвиняя в происходящем всех подряд, по меньшей мере, глупо. Нужно стараться использовать на благо всё, что тебе дается и делать выводы из всех допущенных ошибок, превращая их в уроки.

- Бизнес не отделим от такого понятия, как благотворительность. В этом направлении предпринимаете какие-то шаги?
- Со временем мой взгляд на благотворительность сильно изменился. Я отошел от позиции «просят – дай», потому что чаще это становится своеобразным откупом от своей совести, мол, я дал денег тому, кто нуждался, значит, я хороший. Но это неправильно. Деньги не любят, когда их бездумно дарят, непонятно на какие цели, а раньше я этим грешил. Сегодня же, если я занимаюсь благотворительностью, то, прежде всего, стараюсь инвестировать и отслеживать, к какому результату это приводит.

Вот что нам нужно от детских домов? Мне кажется, прежде всего, чтобы ребята выросли нормальными членами общества, со своей гражданской и жизненной позицией и твердыми моральными устоями. Уже на протяжении восьми лет мы с группой челябинских бизнесменов полностью финансируем фонд «Театр и дети». За это время во всех детских домах были созданы театральные студии. Это дало возможность приобщить детей к культуре и дать им представление о вечных ценностях. Ежегодно «Театр и дети» проводит фестиваль между театрами детских домов области. Это шикарное шоу, которое проходит в «Театре кукол». Приятно смотреть на ребят, которые занимаются здесь уже не один год. Сегодня самые старшие из них, уже покинувшие детские дома и театральную студию, обучаются в университетах, получают профессию и стремятся к лучшему в этой жизни. Я уверен, что большую роль в их становлении и формировании сыграл наш вклад. Такова моя позиция относительно благотворительности.

- В прошлом году вы говорили, что к концу 2007 года планируете занять 35-40% местного рынка. Выдерживаете планы?
- Давайте, встретимся в конце года и посмотрим. (Смеется). Единственное, что скажу: по плану развития, намеченному в 2006 году, мы идем с перевыполнением.

Top
Poligon
Отправлено: Jul 5 2008, 05:46 PM
Quote Post


  Дока
*

Группа: Super moderator
Сообщений: 3770
Пользователь №: 388
Регистрация:
17-May 08



текста много толку мало)
PMEmail Poster
Top

Topic Options Reply to this topicStart new topic

 



[ Script Execution time: 0.0109 ]   [ 10 queries used ]   [ GZIP выключен ]


Установка сигнализации: sio.su